7 лютого 2018 р.

Награда за милосердие



Кто спас одну душу – спас весь мир – гласит древняя еврейская мудрость. И это воистину так…
Вот уже не первый год в  Украине чествуют людей, спасавших евреев в годы Второй мировой войны, рискуя собственной жизнью. По данным Иерусалимского института Катастрофы и терроризма европейского еврейства «Яд ва-Шем» на сегодняшний день звание «Праведник народов мира» присвоено 2544 украинцам. По этому показателю Украина занимает четвертое место среди всех стран мира.
Однако на самом деле людей, пришедших на помощь евреям в годы войны, было больше. И каждый из них достоин благодарной памяти. В те страшные годы было немалое количество коллаборационистов, ретиво прислуживавших гитлеровцам. А еще больше равнодушных к чужой беде. Поэтому подвиг всех без исключения праведников должен быть оценен. И даже в небольшом поселке Новодонецкое  Добропольского района, рядом с нами проживает такой человек. Это Яскель Станислав Геннадиевич. За спасение еврейской семьи в годы войны, он был удостоен грамоты «Праведник Украины».  Как же было приятно, когда он согласился дать нам интервью.
 - Расскажите, пожалуйста, за что вам дали грамоту «Праведник Украины»?
 -Суть такова. Где-то летом 1942 года – тогда все бедно жили, не только мы.  Моя мама на бабушкиной машинке научилась шить детские вещи, переделывала с большого на маленькое, продавала и покупала по необходимости – хлеб, соль, всё остальное. И в этот момент к ней подошел дедушка с мешочком. В нем была детская одежда. Мама позвала меня и сказала, что он хочет,  чтобы мы продали эту одежду. На вид деду было за 80 лет. Мы сказали «Да. Поможем Вам». А он ответил: «Это не мне, а моим внукам». Так я понял, что это еврей. Потом он стал приносить нам одежду, а мы продавали или меняли на необходимое. Потом мама поменяла свою деятельность, стала пекти хлеб. Печку надо было чем-то отапливать, а мы всё, что могли уже спалили. И опять подошла дочка этого деда (кстати,  дед был священнослужитель, по ихнему – раввин). Её звали Оля. Она сказала – у нас есть немного щепок. Дед выносил нам две кошелки щепок, которые к их дому намывало водой, а они собирали. Эти сумки мы одевали на палку и несли домой, но это было очень мало: ни хлеб спекти, ни борщ сварить. Соседи ходили за дровами в лес, за 3,5 километра. Приносили и нам.
Мы жили в Жмеринке. Эти евреи раньше жили в одном селе, километров за 20, в сторону Могилев – Подольска. А у нас они прятались, когда убегали от немцев. Дед рассказал, как нам найти его дом и мы шли 20 километров, но нашли всё-таки. Нас сразу не приняли, думали, что мы пришли заниматься воровством, но мы объяснили, сказали, что дочка Оля, внуки – Лёнька и Клара, а ещё дед написал записку на русском и на еврейском. Когда мы показали эти бумаги, нам поверили. И мы несколько раз ходили туда и обратно к ним в дом, брали вещи и продавали или меняли на хлеб, соль, всё остальное. Так они жили. Так прожили 1942 год. Весной 1943 года наши войска дошли до Днепра. Тогда в ГЕТТО командовали румыны. Немцы забрали хозяйство и поля, а румынам отдали торговые точки и в ГЕТТО контроль за дисциплиной.
-       Расскажите про еврейское ГЕТТО. Какое оно было?
-       Там проживало до 10 тысяч человек с детьми. Занимало оно почти половину города, немцы когда пришли, дали двое суток на переселение. Люди с той половины города, которую определили для ГЕТТО, забирали свои вещи и заселялись в дома, которые освобождали евреи. Так получилось еврейское ГЕТТО. Командовали там румыны. Евреям было очень тяжело. Кушать им почти не давали. Работать выгоняли на станции – кирпичи разбирать. Многие умирали. А эта  семья (фамилия их была Зекцер) жила далеко от улицы, мы им дали дом. Это была усадьба какого то помещика. Мой папа и сосед, дед Петулис, они вместе воевали и в Райисполкоме купили эту усадьбу.  Им понравилось это место и они стали здесь жить. В войну этот дом служил нам спасением. У деда Петулиса были лошади, он давал их мне и мы ездили в город менять вещи на еду. Так евреи с нами пережили войну…
-       А после войны как сложилась судьба этой семьи?
-       Окончилась война я их не видел. Знаю, что папа Клары был коммунист и ему дали мельницу в распоряжение, в конце 1945 года он стал наводить там порядок и после войны начал работать. Где-то в 1947 году его арестовали за то,что он продал мешок муки, был суд, ему дали то ли 3 года, то ли 5 лет, выслали на Урал, там он и умер. Раввин стал тогда помагать своим внукам и дочке.
-       Когда о вашей семье вспомнили и нашли вас?
-       Где-то в  1965 году к матери стали приезжать из еврейской общины. Приезжали каждый год. Клара писала мне письма, звала в гости. Маму они похоронили. Клара живет в Дюссельдорфе. Летом приезжает в Жмеринку, мы иногда встречаемся. Вспоминаем те годы, как мы дружно пережили то тяжелое время…  Ну а в конце 2007 года с Донецка приезжали послы еврейской общины и мне вручили грамоту.
Так, награда за спасение евреев во время войны, нашла нашего соотечественника и земляка. Еврейская община высоко оценила этот благородный поступок, и отблагодарила за христианское милосердие и доброту.

Информацию предоставила библиотка-филиал №3 пос. Новодонецкое




Немає коментарів:

Опублікувати коментар